Анализ социально-экономического положения современной Армении
ПУБЛИКАЦИЯ
Татул Манасерян
Доктор экономических наук, профессор, руководитель исследовательского центра «Альтернатива», член Евразийского экспертного клуба, эксперт НИИРК

Деловая активность, расходы на оборону, безопасность и общественный порядок

Очевидна закономерность, что социальные условия населения напрямую зависят от экономического положения. Однако события и тенденции в Армении в 2022 году показывают, что с таким выводом не стоит спешить. В частности, большой, пусть и временный, приток граждан России, Беларуси и других стран стал своеобразным стимулятором роста экономики Армении, что практически не влияет на улучшение социальных условий в стране. Более того, правительство Армении прогнозирует беспрецедентный рост уровня бедности до конца года, а именно – 42%. Экспертное сообщество и международные организации ожидают, что экономика Армении по итогам 2022 года вырастет на 7%, а в 2023 году - на 4,5%. (Asian Development Outlook).

Несмотря на внешние сложные условия, в первом полугодии 2022 года экономический рост в Армении составил 11% - выше прогноза, и превысил 3,8% рост за шесть месяцев 2021 года. Согласно сентябрьскому прогнозу ЦБ Армении, экономика страны по итогам года вырастет на 12,9%. ЕАБР в опубликованном в конце мая макроэкономическом прогнозе ожидает, что ВВП Армении в 2022 году вырастет на 1%. МВФ в июне текущего года улучшил свой мартовский прогноз (1,5%) по росту экономики Армении до 5%. ЕБРР в марте ухудшил свой прогноз по росту экономики Армении на 2022 год с 5,3% (в ноябре 2021 года) до 1,6%. При этом на 2023 год прогнозируется, что экономика страны вырастет на 4%. Международное рейтинговое агентство Fitch Ratings в начале сентября спрогнозировало, что рост ВВП Армении по итогам 2022 года составит 6,4% (против 1,3% в мартовском прогнозе).

В результате деловой активности постепенно растут доходы населения. Так выглядит их динамика в 2017-2022 годах.

Таблица 1. Средняя заработная плата в Армении (в армянских драмах)
Что касается минимальной зарплаты, то она (68,000 драмов) пока не позволяет покрыть затраты, связанные с минимальной продовольственной корзиной (около 75,000 драмов). В результате растет число бедных.
Бедность, минимальная корзина, политика государства в отношении бедных, динамика, прогноз на год

Официальный уровень бедности в Армении оценивается в 44,4 тыс. драм в месяц (продовольственная корзина) на душу населения и 82,2 тыс. драм (общая потребительская корзина) по данным за январь-июнь 2022 года. Эта сумма увеличилась в последние годы вслед за ростом предложения. На данный момент ниже уровня бедности проживает 37% населения. Характерно, что уровень бедности резко сокращался вплоть до глобального кризиса 2008 года, после вскочил вверх и позже опустился до показателей 2008 года.

После «бархатной революции» уровень бедности вырос. Но при этом экономический рост не прекращался, так что необходимо понять причину роста бедности при росте экономики и росте доходов населения. Мое предположение заключается в том, что причиной этому стали антисоциальные законы, принятые в 2014-2020 годах, которые в конечном счете привели и к росту, или по меньшей мере – стабилизации неравенства и, как следствие, закрыли путь к выходу из бедности для довольно широких категорий населения. По разным оценкам, здесь речь идет от одной пятой до одной четверти населения, находящегося за чертой бедности. Стоит также учитывать, что немало людей остаются выше черты бедности, но все равно, близко к ней, то есть это тоже люди с низкими доходами.

Несмотря на отдельные отличия в траектории, на сегодняшний день три выбранные страны очень близки по уровню бедности, хотя в Армении он все же несколько ниже. Также можно отметить высокий уровень бедности в Грузии, вызванный безработицей и развалом сельского хозяйства. В Армении рассчитывают неравенство по доходам и по расходам. В 2019 году 10% наиболее обеспеченных зарабатывали в 17 раз больше наименее обеспеченных и тратили в 9 раз больше. Разница в уровне неравенства определяется тем, что первые также имеют возможность накапливать сбережения, тогда как у бедных такой возможности нет. В Армении лишь 15% домашних хозяйств имеют сбережения. А вот наличие долгов признали 48% домашних хозяйств.

В последние годы помимо денежной бедности, в Армении оценивают и абсолютную депривацию (лишение) в ряде сфер. Лишь один ее аспект завязан на финансовое благополучие. Другой аспект касается жилищных условий. За год, между 2019 и 2020 годами, доля домашних хозяйств, не имеющих адекватных жилищных условий сократилась с 15.4% до 11.5%. Другие сферы лишений – образование, труд и здоровье. Если хотя бы в двух из пяти компонентов опрошенные испытывали лишения в течение квартала и более, то их относили к бедным с точки зрения условий жизни. Вот как выглядит тенденция с 2010 года. Доля домашних хозяйств, которые можно считать бедными с точки зрения жизненных условий, устойчиво сокращалась и сегодня составляет менее четверти всего населения. Естественно, это коррелирует и с долей людей, являющихся бедными чисто с финансово-экономической точки зрения. Но, как мы увидим, наложение этих множеств далеко не полное. Простой пример: семья может иметь доходы выше среднего по стране, но не имея собственного жилья, тратить значительную часть доходов на аренду. Это автоматически снижает уровень жизни. Кроме того, в семье уровень доходов мог повыситься недавно, и это могло напрямую не сказаться на жизненных условиях в направлении их существенного улучшения. Еще один пример: с точки зрения доходов семья провалилась в бедность, но это произошло на сравнительно короткий период. Тогда, одежда, бытовая техника и электроника, приобретенные ими в предыдущий период, все еще сохраняются в нормальном состоянии и позволяют им поддерживать нормальный уровень жизни по инерции. И если они не останутся бедными на длительный период, то с точки зрения жизненных условий, они так и не превратятся в бедных. Если дети растут в бедной семье, то с вероятностью в 1.5% они лишаются доступа к образованию, а в небедных семьях такой риск составляет 0.6%. Также можно взглянуть на соотношения и в других сферах, где самая маленькая разница в сфере здоровья. Это показывает, насколько неэффективна система здравоохранения, а также то, что в особенности в удаленных местах обеспечить себе нормальный доступ к здравоохранению не могут ни бедные, ни люди со средними и более высокими доходами.

В то же время имеет место систематическое занижение гражданами уровня своего дохода и материального положения в обществе. В Армении, скорее всего, воспроизводят советские паттерны, когда быть богатым было незаконно и порицалось, а равенство (пусть даже в бедности) считалось ролевой моделью. Это также опирается и на культурную традицию, существовавшую в Армении и в досоветскую эпоху и было востребовано в 1990-ых. Поэтому высокий уровень неравенства негативно воспринимается в обществе. Именно поэтому люди склонны занижать свои доходы. Причем чем выше эти доходы, тем большую их долю люди скрывают. В Армении объем конечного потребления домашних хозяйств в 2020 году составил 4.6 трлн драм, а совокупный объем потребления, оцененный самими гражданами – около 1.6 трлн драм, так что люди скрыли/не указали почти две трети своих расходов. Тому есть множество объективных и субъективных причин, но что самое интересное, даже в верхнем дециле число людей, считающих свои доходы «ниже среднего» в 4 раза выше, чем тех, кто считает, что их доходы «выше среднего». Возможно, они все сравнивают себя с крупными бизнесменами или же с иностранцами. Как мы видим, неравенство в Армении остается высоким, а уровень бедности медленно растет, следуя за экономическим ростом.

Таблица 2. Динамика уровня бедности в Армении (в 2019-2020 гг.)


Трансферты, их соотношение к ВВП, динамика, банковские переводы

Помимо заработной платы, в Армении около 30% населения живет за счет притока трансфертов. Этот показатель подскочил в январе-июле 2022 года по сравнению с тем же периодом 2021 года в 2,3 раза (с 78,5%-го роста годом ранее), превысив $1.1 млрд, что в большей степени поддерживается ростом в разы денежных переводов из России, при слабеющих восходящих темпах переводов из США. Об этом свидетельствуют данные Центробанка РА. В качестве сравнения отметим, что годом ранее, в январе-июле 2021 года приток трансфертов из России в Армению демонстрировал рост на 16%, а отток был в спаде на 6,2%, что сформировало рост чистого притока на уровне 47,7%. В общей сложности приток трансфертов физических лиц в Армению резко ускорил годовой рост в январе-июле 2022 года с 28,3% до 2,1 раза, превысив $2.4 млрд. Схожее поведение тренда наблюдалось и по оттоку трансфертов - резкое ускорение роста с 6,5% до 99,6%, с обеспечением объема свыше $1.3 млрд. В результате, значительно ускорился годовой рост чистого притока трансфертов в Армению. В притоке доля России повысилась в январе-июле 2022 года до 64,6% с 40,4% в январе-июле 2021 года. Отметим, что в обновленном в сентябре прогнозе ЦБ РА на 2022 год еще более сужен спад чистого притока денежных переводов (включительно доходы сезонных работников и частные трансферты) - до 7% с прежних 13% (против фактического 54%-го роста за 2021 года). Подобное улучшение своего прогноза ЦБ основывает на оценке более позитивных изменений в российской экономике, прогнозируемый спад которой сужен до 4,2% с ранее ожидаемых 7,4%.


Социально-экономическое развитие и демографическая ситуация в Армении: динамика, тенденции и прогноз на среднесрочную перспективу

Напомним, что для Армении 2020 год оказался катастрофическим и оказал огромное негативное влияние на демографическую ситуацию в стране. Выбраться из этого можно только со специально разработанной национальной программой. Сейчас несколько улучшились показатели естественного прироста населения по сравнению предыдущими двумя годами. Однако это улучшение не может быть продолжительным из-за катастрофических для демографии последствий 2020 года (речь о 44-дневной войне и COVID-19), что носят мультипликативный эффект, который будет ощущаться и в долгосрочной перспективе.

Общее число смертей за восемь месяцев 2022 года сократилось на 11% по сравнению с аналогичным периодом за 2021 год, а в сравнении с 2020 годом - на 3%. В целом показатели смертности в 2021 году составили 34 тысяч 658, что на 32,4% было больше аналогичного периода за 2019 год. По итогам восьми месяцев 2022 года - показатель рождаемости сократился на 2,2%. За весь период 2021 года в стране родились 36 тысяч 585 младенцев (рост по сравнению с 2020 годом составил 0,6%). Таким образом, в 2020 году рождаемость была ниже смертности, в 2021 году естественный прирост составил около 2 тысяч, что не так уж и много. Осложняет ситуацию и сохраняющаяся в последние годы тенденция роста разводов. Число разводов в 2022 году в сравнении с 2020 и 2021 годами увеличилось на 40,14% и более 3% соответственно.

На показатели демографии влияет и тот факт, что в Армении живет стареющее население. Так, еще до войны 2020 года 20% населения составляли граждане в возрасте от 0 до 14 лет, 67,5% - от 15 до 64 лет и 12% - 65 лет и старше. Программы по улучшению демографических показателей, принятые правительством, в основном социально-экономические, и на фоне инфляции и возникающих экономических и социальных проблем они не могут быть долгосрочными. Напомним, что эксперты прогнозируют отрицательный естественный прирост населения в ближайшие несколько лет. Аналогичный прогноз опубликован в докладе ООН. Более того, по прогнозам ООН, к 2050 году в Армении будут жить 2,7 млн человек, а к 2100 году – 1,8 млн. В 2022 году численность населения Армении увеличится на 10 825 человека и в конце года будет составлять 2 992 854 человека. Естественный прирост населения будет положительным и составит 12 793 человека.