Центральная Азия: правовые режимы для иностранных НКО
Валентина Комлева
ПУБЛИКАЦИЯ
УЗНАТЬ БОЛЬШЕ О ПРОЕКТАХ
В ряде стран либеральные правовые режимы деятельности НКО создают условия для множественности иностранных НКО на территории страны. В таких странах, как правило, создан консультативный орган из представителей международных организаций, который разрабатывает предложения и стратегии развития гражданского общества, координирует деятельность НКО и взаимодействует с государственными институтами.
Полную версию статьи см.: Комлева В.В. // Обозреватель – Observer. – 2021. - №12. – С. 5-18. DOI: 10.48137/2074–2975_2021_12_5; https://i-sng.ru/img/2021/12/Obs_12_21_web.pdf


Сравнения правовой среды деятельности НКО в странах ЦА показывает, что наиболее либеральный правовой режим в отношении иностранных НКО сложился Кыргызстане. На территории станы действуют десятки крупных международных НКО, НКО отдельных зарубежных стран, российские НКО (хотя они представлены в меньшем спектре направлений работы). Своими НКО представлены в Кыргызстане практически все крупные геополитические игроки, и страны, претендующие на лидерские позиции в регионе (в их числе Турция), а также Япония, Южная Корея. Попытки навести порядок и усилить государственный контроль за деятельностью НКО (примерно с 2014 года) потерпели неудачу и встретили протест со стороны части гражданского общества, связанного с иностранными НКО.

Либеральные правовые режимы деятельности НКО создают условия для множественности иностранных НКО на территории страны (в виде представительств, филиалов или программ и проектов, доступных для граждан и организаций). В таких странах, как правило, создан консультативный орган из представителей международных организаций, который разрабатывает предложения и стратегии развития гражданского общества, координирует деятельность НКО и взаимодействует с государственными институтами (нередко создает с ними разные рабочие органы и реализует совместные программы). В либеральных правовых режимах сформирован пул НКО, технологически и мотивационно подготовленных для противодействия любым попыткам государства установить контроль за деятельностью (отчетностью) НКО, ввести ограничительные меры в отношении иностранного присутствия и финансирования. Пример тому, несколько неудачных попыток в парламенте Кыргызстана провести реформы законодательства в отношении НКО и достаточно негативный фон таких реформ в Казахстане. Кроме того, в таких типах правовых режимов НКО часть государственных служащих (и/или их родственников), в той или иной форме и в разной степени, связаны с крупными иностранными НКО. Госслужащие, как минимум, проходят программы обучения, разработанные и профинансированные иностранными организациями и, как максимум, участвуют в учреждении НКО. В этой связи часть из них, находящихся в точках принятия решений, заинтересованы в сохранение иностранных НКО на территории страны. Правовое регулирование иностранных НКО касается и российских участников. Российские учредители НКО в странах ЦА, входящих в СНГ и ЕАЭС, имеют некоторые преференции при регистрации (преференции касаются облегченного документооборота по сравнению с другими иностранными участниками). Иных преференций нет.

Весьма специфические условия деятельности НКО сложились Туркменистане, где установлен сильный контроль за деятельностью всех НКО и особенно иностранных НКО и НКО с иностранным участием и/или иностранным финансированием. Но это не значит, что в государство не поступает иностранное финансирование. Оно поступает по многим программам ООН, международных организаций и правительств зарубежных стран. Так, на ресурсе общественных организаций в Туркменистане в разделе «Доноры» указаны следующие организации: Представительство ООН в Туркменистане, TIKA - Turkish Cooperation and Coordination Agency, USAID - Агентство США по международному развитию, Центр ОБСЕ в Ашхабаде, ЮНИСЕФ, Международная Организация по миграции. Так же на ресурсе в качестве доноров/партнеров указаны посольства США, Германии, Великобритании, Франции и др.

Агентство США по международному развитию (USAID) начало свою деятельность в Туркменистане в 1992 году и нацелено на развитие социальных услуг, расширение доступа к информации, развитие рыночной экономики и сельского хозяйства. USAID тесно сотрудничает с министерствами, государственными организациями, частными компаниями и местными сообществами с целью создания рабочих мест, повышения доходов, повышения профессиональной квалификации и улучшения управления ресурсами. В Туркменистане USAID продвигает Стратегию правительства США в Центральной Азии , которая «поддерживает и укрепляет суверенитет и независимость стран Центральной Азии, индивидуально и в группе; поощряет региональные связи между Центральной Азией и Афганистаном; продвигает верховенство закона и уважение прав человека; и улучшает климат для инвестиций в США - чтобы способствовать большей региональной стабильности и процветанию». Международный центр некоммерческого права (ICNL) оказывает техническую помощь представителям гражданского общества и правительства, повышает потенциала местных партнеров и правовую грамотность организаций гражданского общества.

Турецкое агентство сотрудничества и координации (TİKA) ориентировано на создание общественной структуры тюркских республик, поддержку тюркской идентичности, проекты, связанные и историей (поиск могилы султана Алпарслана и строительство мавзолея, восстановление гробницы сахабов - сподвижников пророка Мухаммеда, проект защиты туркменских лошадей и др.

Российская Федерация представлена в Туркменистане слабо. Наиболее известен Кондиционный совет организаций соотечественников, проживающих в Туркменистане, однако у этой организации нет сайта, поэтому получить информацию о его направлениях деятельности из первоисточников не представляется возможным. Бенефициарами Российской Федерации являются некоторые общественные организации: Центр поддержки инвалидов Туркменистана - (Türkmenistanyň “MAÝYPLARY GOLDAMAK MERKEZI”), Общественная организация "БОСФОР".

Переговорный процесс по предоставлению юридическим и физическим лицам Туркменистана различной иностранной безвозмездной помощи осуществляется через Министерство иностранных дел Туркменистана (МИД). На МИД возложена обязанность обеспечить принятие обращений зарубежных государств, международных организаций, финансовых учреждений, иностранных компаний и фондов, общественных объединений и религиозных организаций, физических лиц, связанных с предоставлением министерствам и отраслевым ведомствам Туркменистана, общественным объединениям, религиозным группам и религиозным организациям, а также другим юридическим и физическим лицам проектов и программ безвозмездной иностранной технической, финансовой, гуманитарной помощи, а также грантов. МИД отправляет полученные обращения уполномоченным государственным органам, курирующим отдельные сферы, предприятия и организации (например, в случае если обращение связано с медицинским учреждением – в Министерство здравоохранения и медицинской промышленности Туркменистана, если с заповедником – в Министерство охраны природы) для определения необходимости всех видов предоставляемой иностранной помощи, а также указанным в них юридическим и физическим лицам. Уполномоченные государственные органы изучают их на соответствие законодательству и через МИД информируют соответствующие государственные органы, осуществляющие регистрацию (Министерство юстиции) о своем заключении насчёт необходимости всех видов выдаваемой иностранной помощи. Регистрации подлежит иностранная помощь в любом виде, включая денежные средства, товары и услуги, независимо от размера или стоимости.

Государственный контроль и государственное участие в определении иностранных партнёров для НКО отмечаются не только в Туркменистане, но и в других странах ЦА. Это менее жесткий контроль, но все же он есть. В Узбекистане и Таджикистане иностранное финансирование гражданского сектора не отрицается, но находится под пристальным вниманием государства, которое, как и Туркменистан, является бенефициаром международных организаций не только по линии ООН, но и по линии правительственных структур зарубежных стан, международных НКО. В республике Казахстан с 2019 года меняется законодательство в сторону усиления учета и контроля за иностранными инвестициями в НКО и международными НКО. Эти изменения встретили неодобрение части НКО, но все же были приняты.