Центральная Азия: некоторые особенности технологий российских и западных НКО
Валентина Комлева
ПУБЛИКАЦИЯ
УЗНАТЬ БОЛЬШЕ О ПРОЕКТАХ
Зарубежный подход к НКО прагматичен, отличается работой с небольшими целевыми группами, реализацией программ обучения и поддержкой стартапов, что рассматривается многими гражданами как возможность найти работу, сделать карьеру, стать успешным.
Полную версию статьи см.: Комлева В.В. // Обозреватель – Observer. – 2021. - №12. – С. 5-18. DOI: 10.48137/2074–2975_2021_12_5; https://i-sng.ru/img/2021/12/Obs_12_21_web.pdf
Ранее мы публиковали материалы о работе российских и зарубежных НКО в странах Центральной Азии. Этот материал подводит некоторые итоги. Отличительная особенность зарубежного подхода – работа с целевыми группами немасштабными, но многочисленными формами с максимально возможным охватом всей территории страны. Россия в большинстве случаев опирается на соотечественников, тяготеет к масштабным формам работы (форумы, конгрессы, конференции и т.п.) и реализует не много целевых программ.

Зарубежный подход отличается программами научения (формирования знаний, умений и навыков), что рассматривается многими гражданами как возможность найти работу, сделать карьеру, стать знаменитым (актуально для молодежи). Российский подход ориентирован на установление коммуникации (научной, гражданской и иной). При этом за счет малых, но множественных форм работы зарубежные НКО формируют устойчивые сети отношений и коммуникации на основе объединяющего начала (решения общей проблемы, идентификации с себе подобными, мотивации достижения др.).


НКО, получающие зарубежную поддержку, в итоге, формируются в сети и создают плотную инфраструктуру в какой-либо проблематике. Наглядным примером кооперации не связанных, на первый взгляд, зарубежных институтов и НКО являются проекты, направленные на развитие гражданского общества и прозрачности выборов, на исследования гендерных проблем и положения молодежи, поддержку наиболее уязвимых слоёв населения (женщины, дети, инвалиды), защиту природных ресурсов. Как пример, приведем два проекта кооперации НКО не только внутри каждой страны, но и в регионе. Финансирует проекты USAID. Это проект «Партнерство для инноваций» (2016-2020, участники - Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Азербайджан) и Медиа программа для сран Центральной Азии MEDIA CAMP (2018-2021, участники- Казахстан, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан). Среди дружественных России НКО кооперационной сетью (с определённой долей натяжки) можно назвать НКО, работающие с соотечественниками.


Россия, в отличии от США, мало поддерживает НКО, направленных на установление (изменение) мирового и/или регионального порядка, продвижение политических ценностей, и НКО, поддерживающих статус России как регионального и мирового лидера. НКО, поддерживаемые Россией, имеют ограниченное присутствие (в некоторых странах - отсутствуют) в информационной сфере, гражданской журналистике, в сфере публичной политической экспертизы, и в ряде целевых групп (женщины, социально уязвимые группы, молодежь, ученые), общественная активность которых используется западными политическими интересантами для установления своего влияния. Россия практически не используют технологии международного нетворкинга и международной мобильности.

С учетом сказанного, целесообразно модернизировать инфраструктуру российских НКО, способных работать в зарубежных странах по новым направлениям, ориентируясь на социальные и экономические (а не только на культурные) потребности интересующих целевых групп, на проектный подход и потребности общества стран ЦА. Рекомендуется установить систему мониторинга деятельности НКО на постсоветском пространстве и публиковать отчеты (в настоящее время такой мониторинг (весьма ангажированный и его ведут европейские и американские институты). Следует определить единый центр мониторинга, финансирования и коммуникаций с НКО на постсоветском пространстве. Государство может возложить эти функции на некоммерческую структуру и организовать взаимодействие с ней по типу GONGO и/или привлечь к финансированию корпорации и крупный бизнес, заинтересованный в благоприятных условиях ведения своей деятельности на постсоветском пространстве.


С точки зрения аудитории российских НКО целесообразно расширить идентификационное пространство и вовлечь в него, кроме соотечественников, новые социально активные группы. В вопросе продвижения русского языка и культуры пора перейти к прагматичной модели и, подчеркивая полезность и явные конкурентные преимущества лиц, знающих русский язык и культуру, усилить интерес к русскоязычному информационному пространству и русскоязычному научно-образовательному сегменту. Очевидно, что недостаточно развивать межстрановые связи только на исторических основаниях идентификации, важны и футурологические основания, связанные с перспективами отношений с Россией.