Маркарян
Роберт Вартанович
НАБЛЮДАТЕЛЬНЫЙ СОВЕТ
«Одной из главных задач внешней политики любого государства и его внешнеполитических институтов (Россия здесь не исключение) является создание наиболее благоприятных внешних условий для стабильного и динамичного внутреннего развития.

Достичь этой цели без того, чтобы тебя не опоясовали страны добрососедства с комфортным коммуникационным режимом невозможно.»
НИИРК
Биография
После окончания в 1978 году Института стран Азии и Африки при Московском государственном университете им. М. В. Ломоносова два года был референтом Советского комитета защиты мира.

С 1980 по 1989 гг. работал научным сотрудником Института востоковедения АН СССР и Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО).

С 1990 по 1996 гг. был помощником Е. М. Примакова сначала в Президентском Совете СССР и в Совете безопасности, а с 1991 г. — в СВР России, когда Е. М. Примаков возглавил Разведку.

В 1996 году началась его дипломатическая работа в качестве директора Департамента — Секретариат Министра и члена Коллегии МИД России.

В 1998—1999 гг. возглавлял Секретариат Председателя Правительства Российской Федерации.

В 1999 г. назначен Чрезвычайным и Полномочным послом Российской Федерации в Сирийской Арабской Республике. А в период с 2006—2009 гг. — послом по особым Поручениям МИД Российской Федерации. С 23 июля 2009 по 30 июня 2015 служил Чрезвычайным и Полномочным послом Российской Федерации в Хорватии.

Кандидат исторических наук.

Владеет французским, английским и арабским языками.

Награжден Орденом Дружбы и Орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени.
НИИРК
Как вы оцениваете первый год работы Института?
Оцениваю первый год работы института положительно — как плодотворный и весьма обнадеживающий. Главное — Институт занял свою нишу в системе многочисленных научно — исследовательских и политологических центров, функционирующих в Москве и в России в целом. Важной в этом плане стала статья — презентация в октябрьском номере журнала «Международная жизнь» за 2020 год директора НИИРК, доктора экономических наук В. И. Гасумянова и руководителя направления аналитики Института, доктора социологических наук В. В. Комлевой «Коммуникационные режимы как фактор межстрановых взаимодействий: постановка проблемы». В ней четко и объемно показано, какими исследованиями намерен заниматься Институт, даны размышления авторов относительно сути и особенностей страновых коммуникационных режимов.

Приятно удивила оперативность и динамичность работы «Проект Медиа групп» Института по выпуску журналов «Перспектива. Поколение поиска», и «Человек и мир. Диалог». Это радует и впечатляет.

Участие в заседаниях Наблюдательного совета убеждает в том, что Институт видит себя не в качестве какой-то замкнутой структуры, а намерен активно сотрудничать и с другими организациями — как российскими, так и в перспективе с зарубежными.

Все это стало возможным благодаря высокопрофессиональной и

точечно — организаторской работе руководителя Института В. И. Гасумянова и неравнодушным и творческим отношением к делу его соратников сотрудников НИИРК.
НИИРК
01
Если бы у вас были неограниченные финансовые, административные, научные возможности, какие направления деятельности института вы бы поставили
в приоритет и почему?
Я бы ничего не менял. Одной из главных задач внешней политики любого государства и его внешнеполитических институтов (Россия здесь не исключение) является создание наиболее благоприятных внешних условий для стабильного и динамичного внутреннего развития.

Достичь этой цели без того, чтобы тебя не опоясовали страны добрососедства с комфортным коммуникационным режимом невозможно. Поэтому такой акцент в работе Института я всячески поддерживаю.
НИИРК
02
Какие факторы (культурологические, исторические...) необходимо учитывать
в первую очередь при формировании основ пояса добрососедства
и комфортного коммуникационного режима в странах вокруг России?
При формировании основ пояса добрососедства вокруг России следует учитывать все факторы, здесь нет первоочередных и второочередных — культурологические, исторические, языковые, националистические, религиозные и т. д.

К примеру, в мою бытность послом в Хорватии мне пришлось столкнуться с ошибочным толкованием роли религиозного фактора. Так, мои хорватские собеседники объясняли определенную сдержанность к России со стороны некоторых слоев населения Хорватии тем, что в период вооруженного сербско — хорватского противостояния, приведшего к развалу Югославии, симпатия русских к сербам определялась лишь принадлежностью обеих наций к православию в противовес католической Хорватии. Приходилось парировать тем, что если бы все было так просто, то на постсоветском пространстве у нас самые добрые отношения были бы с Украиной и Грузией. Всем известно, что это не так.

Надо признать, что сегодняшняя ситуация в этой сфере пока весьма далека от комфортной для нас. И дело здесь не только в политике России.

Возникает много вопросов — как нам обеспечить пояс добрососедства в условиях, например, армяно — азербайджанского или киргизо — таджикского конфликта, или попытки организовать цветную революцию в Белорусии, или всемерного создания условий (и внутренних, и внешних) для роста антироссийских настроений в Грузии, Молдове, на Украине.

Из этих набросок штрихами уже очевидно, насколько трудна эта задача и насколько много факторов следует учесть.

Я показываю здесь достаточно пессимистическую картину не для того, чтобы призвать расписаться в бессилии, а чтобы при решении этой задачи видеть всю ее масштабность и сложность.
НИИРК
03
Photo by Jacob
Photo by Leio
Photo by Jacob