Экономические процессы в Центральной Азии: проблемы и перспективы решения
Таисия Мармонтова
эксперт Национального исследовательского института развития коммуникаций,
к.и.н., профессор Института Дипломатии Академии государственного управления при Президенте Республики Казахстан

ПУБЛИКАЦИЯ
Анализируя динамику экономического развития стран региона Центральной Азии, можно отметить впечатляющий масштаб преобразований. С начала 2000 гг. рост экономик стран Центральной Азии в среднем происходил на 6,7% в год. Это хороший показатель с учетом динамики роста народонаселения и взаимосвязи между его ростом и повышением макроэкономических показателей.

Эксперты ООН подсчитали, что на территории Центральной Азии проживает более 74, 5 миллионов человек. В среднем, за период с 2010 года рост населения региона составил порядка 1 миллиона человек в год [1]. На среднесрочную перспективу демографическая ситуация останется благоприятной и в итоге даст изменение модели возрастного распределения и снижению темпов роста населения [2].

К началу пандемии COVID-19 ВВП региона достиг показателя 300 миллиардов долларов. В 2020 году вследствие кризиса пандемии суммарный ВВП стран Центральной Азии составил 285 миллиардов долларов. К концу 2021 года экономики в целом восстановили положительную динамику развития, объем ВВП превысил допандемический уровень.


Динамика макроэкономических показателей Республики Казахстан.

Экономика Казахстана — крупнейшая в регионе. Казахстан дает примерно 60% ВВП региона, имея при этом примерно четвертую часть населения. В Казахстане диверсифицированная структура экономики, что обуславливает ее высокую волатильность. В связи с этим для усиления устойчивости экономики к неблагоприятным воздействиям извне важно отойти от стратегии, основанной на экспорте сырья (металлы, углеводороды). Перспективно сосредоточить усилия на повышении инвестиционной привлекательности страны и улучшении условий ведения бизнеса.

Это прекрасно понимают власти, планы модернизации экономики зафиксированы в «Стратегии Казахстан 2050». Снижать влияние «сырьевого проклятья» Казахстан будет посредством стимулирующей макроэкономической политики, повышения конкурентоспособности, привлечения инвестиций и др [3].

Для обеспечения устойчивости власти в период пандемии COVID-19 власти влили в экономику объем финансирования эквивалентный 8,3% ВВП, что позволило ко второму кварталу 2021 г. вернуться на допандемийный уровень.

Однако риски очень высоки, внешнее давление с большой степенью вероятности приведет к снижению темпов экономического роста. Отрицательное влияние на экономическую систему Казахстана будет иметь авария на КТК, эксперты прогнозируют падение темпов экспорта на 5-6% [4]. Из-за серьезного взаимовлияния российской и казахстанской экономик на понижение темпов экономического роста окажет эффект от санкций, которые наложены на Россию. Разрыв цепочки поставок отрицательно повлияет на товарные и финансовые потоки. Прогнозы говорят о том, что в текущем году не стоит ожидать более 2% роста ВВП в год.


Основные показатели экономического развития Республики Узбекистан.

Второй экономикой региона является Республика Узбекистан. Население республики — 33 млн. человек, ВВП на душу населения составляет примерно 1,8 тыс. долларов. В период 2017—2019 года проводились последовательные экономические реформы, целью которых являлись либерализация и повышение степени открытости экономики. Темпы роста составляли примерно 5%.

Из-за отрицательного влияния пандемии темпы роста ВВП снизились и составили 1,6%. Государство предприняло определенные усилия в части противодействия кризисным явлениям: в частности, был сформирован Антикризисный фонд, оказывалась поддержка предприятиям и малообеспеченным слоям населения [5].

При этом, в отличии от Казахстана, Узбекистан имеет более диверсифицированную структуру экономики, что делает его в определенной степени более конкурентным и привлекательным в плане инвестиций.


Характерные особенности экономического механизма Кыргызстана.

Экономика Кыргызстана — одна из самых незначительных в регионе. По итогам 2020 года, ВВП Кыргызстана составил 7,7 млрд долларов, в пересчете на душу населения это составляет 1,31 тыс. долларов. Доля Кыргызстана в региональном ВВП составляет всего 2,7% [6].

Существенную часть поступлений в бюджет дает золотодобыча. Ощутимую часть ВВП составляют переводы физических лиц, т.е. трудовых мигрантов, в основном из России и Казахстана. В соотношении импорт/экспорт имеет место превышение импорта над экспортом практически в 3 раза. Велика доля финансовой помощи от МВФ, Всемирного банка. Как внешняя, так и внутренняя финансовая устойчивость невысока по причине большого внешнего долга и незначительных золотовалютных резервов.


Таджикистан: основные тренды экономического развития.

Республика Таджикистан — самая бедная Республика Центральной Азии. При размере ВВП на душу населения в сумме порядка 800 долларов, темпы роста экономики выше, чем в других странах региона.

Пандемия COVID-19 серьезно ухудшила макроэкономическую конъюнктуру. Темпы роста ВВП, которые до пандемии составляли примерно 6-7% снизились до 1% в год, инфляция увеличилась до 9,4%, дефицит бюджета увеличился. Для борьбы с пандемией страна привлекла заемные и грантовые средства от международных организаций [7].

Основу экономики составляют: сельское и лесное хозяйство, развиты металлургия, горнодобывающая отрасль, выращивание и переработка хлопка. Инвестиционная активность завязана в первую очередь на финансировании энергетических проектов.

Как и в ситуации с Кыргызстаном, импорт примерно в три раза превышает экспорт. Таджикистан экспортирует хлопок и электрическую энергию.

В плане инвестиционной привлекательности лидирует горнодобывающая и обрабатывающая промышленности, основной инвестор — это КНР.

В следствие недостаточного объема информации невозможно дать характеристику ситуации в Туркменистане.


Россия и экономические системы стран Центральной Азии.

Исторически страны Центральной Азии можно определить как крупных торговых партнеров России. Велик объем финансовых и миграционных потоков.

В период января-августа 2021 года доля России в общем объеме товарооборота Казахстана составила 23,5%. В указанный период импорт из России составил 35,4% от общего объема импорта Казахстана, а экспорт в Россию – 10,5% [8].

Так, порядка 30% валового внутреннего продукта, по оценкам авторов доклада Всемирного банка «Война в регионе. Весна 2022» составляют денежные переводы в Кыргызстан и Таджикистан и из России [9].

Аналогичная тенденция характерна и для экономической системы Республики Узбекистан. Так, в прошедшем, 2021 году объем переводов мигрантов составил сумму более чем в 7 млрд долларов, т.е. примерно 12% ВВП страны [10].

В целом, уровень доходов на душу населения в регионе составляет вполне адекватную сумму в 4 тыс. долларов, однако, имеет место большие региональные диспропорции. Проблемой, мешающей развитию перспективных экономических ниш, является доступ к рынкам (транспортные коридоры, логистика).

Стратегически важным для сохранения социально-экономической стабильности региона является водно-энергетический комплекс. Проблема в том, что режим его работы далек от оптимального.

Кроме того, будет усиливаться социальное давление, связанное с ростом населения. Растущее население будет требовать от государства повышения трат на образование, трудодефицитные экономики будут испытывать потребность в экспорте рабочей силы. Существуют риски нестабильности, связанные с Афганистаном, а также риски внутренних потрясений, о чем свидетельствует Алматинская трагедия 2022 года.

Впервые с 1995 года Центральная Азия переживает экономическую рецессию.

Можно выделить три основных фактора экономического спада:

Отрицательное влияние пандемии.

Для снижения скорости распространения инфекции были предприняты такие меры, как закрытие границ и ограничения перемещений, что привело, в свою очередь, к снижению экономической активности. Меры поддержки только частично нанесли удар по пандемии. Хотя, в общем и целом, ограничения сняты, но экономическая активность еще испытывает влияние долгого простоя и давления ограничительных мер.

Так, в Республике Казахстан на треть (по сравнению с январем 2020 года) ниже активность секторов торговли и развлечений, почти на 12% просела розничная торговля.

Чувствительным для Таджикистана стало то, что перемещения среди граждан, связанные с работой, также уменьшились почти на четверть. Для страны, где трудовая миграция составляет важную часть обеспечения экономической и социальной стабильности это серьезный риск.

По ситуации на август 2021 года в Узбекистане число объявлений онлайн о работе составляло примерно четверть от аналогичной даты 2019 года, серьезно просели такие отрасли как туризм, отдых и развлечения (-94 %); производство и энергетика (-93 %); а также красота, фитнес и спорт (-95 %).

Экспортные возможности стран региона также сократились. Произошло глобальное падение спроса на целый ряд товаров. До обострения ситуации в Украине цены на энергоносители держались на низком уровне.

Серьезно сократились денежные переводы трудовых мигрантов. Для Кыргызстана и Таджикистана этот канал финансовых поступлений важная часть доходов. Правда, сокращение не было столь критическим. В частности, в период января-августа 2021 года имело место падение на 12%, вместо прогнозированного уровня падения в 40-50%. Это стало возможным, потому что Россия сумела удержать динамику развития строительной отрасли. Также, определенную роль сыграло и стремление мигрантов оказывать больше помощи своим семьям в непростое время.

Определять дальнейшее развитие ситуации будет:

  • То, в какой степени успешно власти центральноазиатских республик смогут работать над формированием драйверов роста для малого и среднего бизнеса, создав равные возможности для всех, не давая преференций тем предприятиям, которые являются государственной собственностью, или принадлежат представителям местных элит. Хорошим способом сохранить положительные темпы экономического роста смогут государственные инвестиции в объекты инфраструктуры.
  • Также стоит помнить о том, что именно человеческий фактор является самым важным активом экономики. «Индекс человеческого капитала» указывает на то, что дети, родившиеся в странах Центральной Азии, имеют перспективу реализовать свой потенциал человеческого капитала в пределах 50-63 %. Причем, из-за отрицательного влияния пандемии COVID-19 вероятно, что будет иметь место еще большее снижение этого показателя [11].

При этом в целом регион продолжает развиваться, есть точки роста, и важно верно расставить акценты и найти себя в новой экономической реальности. Центральная Азия имела и будет иметь стратегическое значение для России и Китая, в том числе с точки зрения поддержания общей стабильности, реализации торгового и инвестиционного потенциала, развития транспортных коридоров Запад-Восток и Север-Юг [2].

Источники:

  1. Население Центральной Азии растет. А вместе с ним бедность и социальные проблемы. URL: https://asiaplustj.info/ru/news/centralasia/20210729/kak-uluchshit-chelovecheskii-kapital-v-stranah-tsentralnoi-azii (дата обращения 14.04.2022)
  2. Винокуров Е. Перспективы Центральной Азии до конца не осмыслены. URL: https://dknews.kz/ru/eksklyuziv-dk/213659-perspektivy-centralnoy-azii-do-konca-ne-osmysleny#:~:text=%D0%92%202020%20%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D1%83%20%D0%B5%
  3. D0%B3%D0%BE%20%D0%BE%D0%B1%D1%89%D0%B8%D0%B9,6%2C7%25%20%D0%B2%20%D0%B3%D0%BE%D0%B4 (дата обращения 14.04.2022)
  4. Стратегический план 2025. Официальный информационный ресурс Премьер-министра Республики Казахстан. URL: https://primeminister.kz/ru/documents/gosprograms/stratplan-2025 (дата обращения 14.04.2022)
  5. Галкина И. 2022 год: то ли точка отсчета новой реальности, то ли апокалипсис. URL: https://zonakz.net/2022/04/13/2022-god-to-li-tochka-otscheta-novoj-realnosti-to-li-apokalipsis/ (дата обращения 14.04.2022)
  6. Макроэкономическая ситуация в странах Центральной Азии: как Казахстан, Узбекистан, Киргизия и Таджикистан переживают последствия пандемии COVID-19. URL: https://roscongress.org/materials/makroekonomicheskaya-situatsiya-v-stranakh-tsentralnoy-azii-kak-kazakhstan-uzbekistan-kirgiziya-i-ta/ (дата обращения 14.04.2022)
  7. ВВП стран Центральной Азии достиг 290 млрд долларов, вклад Кыргызстана меньше 3%. URL: https://rus.azattyk.org/a/31547285.html (дата обращения 14.04.2022)
  8. Макроэкономическая ситуация в странах Центральной Азии: как Казахстан, Узбекистан, Киргизия и Таджикистан переживают последствия пандемии COVID-19. URL: https://www.raexpert.ru/researches/int_fin/central_asia_2021/. (дата обращения 15.04.2022)
  9. Бейноева М. Как Россия влияет на экономику Казахстана. URL: https://lsm.kz/eaes-issledovanie-inflyaciya (дата обращения 14.04.2022)
  10. Галкина И. 2022 год: то ли точка отсчета новой реальности, то ли апокалипсис. URL: https://zonakz.net/2022/04/13/2022-god-to-li-tochka-otscheta-novoj-realnosti-to-li-apokalipsis/ (дата обращения 14.04.2022)
  11. «Негативное воздействие неизбежно». Как война повлияет на экономику Узбекистана и мигрантов. URL: https://www.gazeta.uz/ru/2022/03/02/expectations (дата обращения 14.04.2022)
  12. Burunciuc L., Izvorski I. Central Asia: the first economic contraction in a quarter century URL: https://blogs.worldbank.org/ru/europeandcentralasia/central-asia-first-economic-contraction-quarter-century (дата обращения 15.04.2022)