Южный Кавказ в ожиданиях мирного урегулирования
Арам Сафарян
Политический аналитик, координатор Евразийского экспертного клуба, эксперт НИИРК


ПУБЛИКАЦИЯ

Трудный поиск формулы мира между Арменией и Азербайджаном продолжается. Стало известно, что обе стороны согласны работать над текстом мирного договора на основе известных предложений президента Азербайджана. Кажется, что эта новость должна стимулировать работу дипломатов и заинтересовать международное сообщество перспективами данного урегулирования.


Поиск формулы мирного урегулирования, где больше вопросов, чем ответов

Известно, что на столах дипломатов заинтересованных стран находится два или три предложения по урегулированию спорных вопросов между Арменией и Азербайджаном. Первый план содержит предложение о посредничестве России, в его основе соглашение от 9 ноября 2020 года. Это соглашение предусматривает три принципиальных момента, над которыми работает смешанная трехсторонняя комиссия во главе с вице-премьерами трех стран.

Первое, вопрос делимитации и демаркации границы между двумя странами. После косвенного признания территориальной целостности друг друга еще в 1992 году (при вступлении в Содружество независимых государств) стороны не проводили эту нормальную для дипломатической практики работу из-за нерешенности Нагорно-Карабахского конфликта. Сейчас, когда сложилась качественно другая ситуация, демаркация и делимитация границ на основе учета взаимных интересов и уступок представляется реальной. Непонятно только, будут ли посредничать силовые центры в этом вопросе, конкурируя между собой, или все же согласовывая собственные позиции. Наблюдатели обращают внимание на то, что между посредниками в данном вопросе – Россией, Европейским союзом и США нет разницы по содержанию мирных предложений. Есть разница в вопросе того, как посредники будут осуществлять свою деятельность в процессе урегулирования. Так, вышеназванным соглашением от 9 ноября предусматривается, что процесс делимитации и демаркации должен проводится при посредничестве России на основе карт и документов генерального штаба ВС. Европейский союз считает, что он имеет возможности и ресурс для посредничества в этом процессе на основе взаимных согласований и уступок. США поддерживают в целом европейский подход и вносят в этот процесс технические корректировки.

Второе, Россия считает, что вопрос статуса Нагорного Карабаха должен быть решен позже, а в настоящее время российский миротворческий контингент должен способствовать укреплению режима прекращения огня и стабилизации ситуации в процессе постконфликтного восстановления. Недавно всплыл разработанный и засекреченный США план о том, что после признания де факто и де юре территориальной целостности двух стран друг другом, армяне Нагорного Карабаха должны будут решать вопросы своих прав и свобод со спецпредставителем официального Баку. Понятно, что это входит в противоречие выработанных в свое время мирных предложений Минской группы ОБСЕ, которая после ужесточения конфронтации между Западом и Россией фактически перестала функционировать. Напомню, что так называемые «Мадридские предложения» Минской группы ОБСЕ говорили о том, что статус Нагорного Карабаха должен быть решен после того, как будет продвигаться постконфликтное урегулирование. При этом Армения считает, что вопрос самоопределения армян Нагорного Карабаха продолжает сохранять свою актуальность и ОБСЕ, как площадка поиска мирного решения этого комплекса вопросов, не должна останавливать свои изыскания.

Третье, соглашение 9 ноября предусматривает предоставление Арменией возможности транспортного сообщения между Азербайджаном и Нахичеванью (дальше с Турцией) и контроль за режимом работы этой транспортной коммуникации должны осуществлять российские вооруженные силы. Европейский план по урегулированию в этом вопросе сходится на том, что контроль за деятельностью этой коммуникации должны осуществлять вооруженные силы Армении. Для обоснования этого пункта указывается на то, что контроль за функционированием любых транспортных коммуникаций должны выполнять суверенные государства в лице своих официальных представителей. С первого взгляда, это очень даже не плохой подход, на самом деле может стать источником новой нестабильности и большого раздора.


Зачем нужны российские миротворцы в деле постконфликтного урегулирования?

По соглашению 9 ноября российский миротворческий контингент фактически является гарантом безопасности армянского населения Нагорного Карабаха. По тому, какие новости поступают из этого региона, российское миротворчество является очень эффективным. Россия является единственной страной, ресурсы и влияния которой вполне достаточны для продвижения мирных инициатив и работы над мирным договором двух стран. Это принимает также Турция, военнослужащие которой вместе с российскими коллегами контролируют и мониторят ситуацию в зоне конфликта в непосредственной близости от него. Таким образом, очевидно, что существует постоянный диалог между Россией (с которой и Армения, и Азербайджан строят отношения стратегического союзничества) и Турцией (с которой Азербайджан инициировал полную интеграцию и с которой Армения начала трудный, но продвигающийся потихоньку диалог по нормализации отношений).

Несмотря на горячие споры между экспертами и учеными разных стран о характере российско-турецкого сотрудничества в регионе Южного Кавказа, можно утверждать, что эти двусторонние отношения являются стабильными, достаточно эффективными для двух сторон в сложившихся военно-политических и политико-экономических реалиях и носят характер одновременно и сотрудничества, и конкуренции, и противостояния. И тем не менее, эти отношения являются весомым аргументом в процессе мирного урегулирования как для участников процесса, так и заинтересованных других силовых центров.

Европейский план по сути направлен на то, чтобы исключить участие российских военных в вопросе установления бесперебойного транспортного сообщения между Азербайджаном и Турцией. Понятно, что ЕС и США хотели бы видеть эти части Армении, в которых в настоящее время не присутствуют российские вооруженные силы, неким оплотом для дальнейшей постановки вопроса о сокращении российского военного присутствия в Армении, а в дальнейшем и его ликвидации.

Хочется напомнить, что российские пограничные войска совместно с армянскими коллегами охраняют всю границу между Арменией и Турцией. В таком же режиме охраняется и вся граница между Арменией и Ираном. В этой обстановке представляется максимально логичным, чтобы именно российские миротворцы (тем более, за неимением других) гарантировали безопасность этих транспортных маршрутов и предотвращали возможные провокации и тушили очаги напряжения.

Интересно, что с одной стороны, продолжаются переговоры с участием России, с другой стороны, стороны “конструктивно” переговаривают с европейскими посредниками. И эти два процесса, которые с первого взгляда противоречат друг другу, удивительным образом протекают параллельно. Переговоры активно продолжаются.


Армяно-российский военно-политический союз и его перспективы

В армянском обществе не перестают активно обсуждаться известные детали армяно-азербайджанского и армяно-турецкого урегулирования. Турецкий министр иностранных дел в очередной раз ясно и недвусмысленно подчеркнул, что армяно-азербайджанский диалог по нормализации отношений и армяно-турецкий диалог являются одним, взаимозависимым и взаимодополняющим процессом. После того, как соседний Иран строго заявил, что будет препятствовать попыткам нарушения территориальной целостности по периметру своих северных границ, несколько спало конфликтное напряжение между Арменией и Азербайджаном. Однако официальные лица обоих государств продолжают говорить о попытках нарушения территориальной целостности друг друга на приграничных участках. Здесь интересно наблюдать, смогут ли представители ЕС включится в вопрос мониторинга на границах Армении и Азербайджана и таким образом способствовать уменьшению напряженности. Кажется, здесь могут быть проблемы организационного и технического характера и это надо всегда иметь в виду, когда апеллируют к посредничеству Запада.

В маленькой Армении идет нешуточная борьба идей и выработка предложений по определению перспектив армяно-российских стратегически союзнических отношений.

Прозападные политические силы все громче заявляют о неэффективности армяно-российского военного союза, а в перспективе и ликвидации российского военного присутствия в Армении. Так, они твердят, что после нормализации армяно-турецких отношений российским пограничникам будет нечего делать на границах, которые охранялись ими последние 102 года. Второе, твердят они, ни Россия, ни ОДКБ эффективно не выполняют свою миссию по гарантиям безопасности и территориальной целостности Армении.

В свою очередь, пророссийские политические силы (которые слабо организованы, но отражают интересы большей части населения страны) считают, что Армения обязана просить Россию увеличить российское военное присутствие в Армении. Эти круги требуют, чтобы на юге Армении была основана вторая полноценная российская военная база, а коммуникации, обеспечивающие бесперебойное сообщение между Азербайджаном и Турцией, управлялись и контролировались бы российскими военными. Идея качественного увеличения российского военного присутствия в Армении, как гаранта территориальной целостности и безопасности страны, начали формироваться сразу после 44-дневной карабахской войны. Официально власти Армении пока не реагировали на эти призывы. Пророссийские круги считают единственно верным вхождение Армении в союзное государство с Россией (или с Россией и Беларусью), а представители официальных властей эту перспективу исключают. Однако всем понятно, что подобная перспектива не исключена в ситуации, когда политическая система страны сверх напряжена.

В создавшихся условиях армянское общество ожидает большей информации о продвижении переговоров между официальными Ереваном и Баку. Понятно также, что большинство армянского населения хочет мира в стране и в регионе, и это есть психологический фундамент планов и политики властей страны.

Кажется также, что современное противостояние Запада и России вносит дополнительную сложность в шаги по поиску мира в регионе Южного Кавказа. Историки-международники старшего поколения все чаще проводят параллели современности с досоветским коротким, но очень драматическим для Армении периодом. В экспертных кругах страны все чаще звучат голоса старших о том, что надо лучше знать историю Южного Кавказа 1918-1921гг.

Трудный поиск мирного урегулирования отношений между Арменией и Азербайджаном продолжается. Противоречивые новости только добавляют нервозности и напряжения в общественные настроения. Хочется верить, что посредники в этом вопросе и, в первую очередь, Россия будут иметь желание и возможности для логического, предначертанного завершения мирного процесса.

На сайте НИИРК опубликован авторский текст эксперта Арама Сафаряна. Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.