В прошлом году институт заявил о новой теме исследований, которая еще не являлась объектом изучения ни в России, ни за рубежом — анализ страновых коммуникационных режимов. Речь идет не только о страновом коммуникационном режиме, он также может иметь и региональный аспект, например, как при сотрудничестве в Арктике. Он может складываться и в рамках интеграционных объединений, например, в рамках ЕАЭС или ШОС.
ЗАДАЧА, КОТОРАЯ СТОИТ ПЕРЕД ИНСТИТУТОМ –
Разработка рейтинга страновых коммуникационных режимов, в частности, по степени дружественности в отношении к Российской Федерации. Вместе с сотрудниками института в новом исследовании участвуют и молодые ученые. Именно их наработкам был посвящен семинар 2 марта.«Перспективы союзных отношений: откровенный разговор»
В качестве экспертов в семинаре принимали участие Феликс Изосимович Шарков, д.с.н., главный редактор международного научного журнала «Коммуникология», зав. кафедрой общественных связей и медиаполитики Российской академии народного хозяйства и государственной службы и Валентина Вячеславовна Комлева, д, с.н., руководитель направления аналитики Национального исследовательского института развития коммуникаций, зав. кафедрой зарубежного регионоведения и международного сотрудничества Российской академии народного хозяйства и государственной службы. Также присутствовала коллега из Украины — В. В. Семененко. С докладами на семинаре выступили молодые исследователи: Юрий Тихонов, Михаил Асейкин и Мария Звонова.

Первым представил свой доклад «Коммуникационные режимы в контексте фрагментации мирового коммуникационного порядка: российские и зарубежные исследования» магистрант Юрий Тихонов.
Молодой ученый рассказал, что впервые формироваться всеохватывающее информационное и коммуникационное пространство началось в послевоенную эпоху, когда уровень интегрированности государств в единое информационное поле достиг максимума в человеческой истории и позволил заявить о глобальном, планетарном охвате. Параллельно с этим явлением появлялись теории глобальной коммуникации, в которых исследователи стремились раскрыть сущность и закономерности формирующейся глобальной коммуникации.

Таким образом сложилось два основных подхода к глобальной коммуникации с позиции основополагающего принципа ее функционирования — это концепция свободного обмена информацией (free flow of information) и концепция справедливого обмена информацией (fair flow of information). Данные подходы объединяют значительное количество теорий, рассматривающих отдельные аспекты системы глобальной коммуникации.

Сторонники справедливого обмена информацией констатируют недостатки формирующегося коммуникационного порядка на основе свободного обмена информаций по причине объективного неравенства государств, вопреки принципу суверенного равенства государств. Данная асимметрия усугубляется с процессом деколонизации в 60-е XX века, когда на международной арене возникает большое количество развивающихся государств, уступающих по своим экономическим и коммуникационным возможностям развитым эксметрополиям, которые развивали данное направление с середины XIX века — момента возникновения первых международных информационных агентств.

В качестве попытки выравнивания информационной асимметрии был проведен ряд саммитов участников Движения неприсоединения, идеи которых в дальнейшем получили развитие в докладе комиссии Ш. Макбрайда «Много голосов — один мир» на XXI Генеральной конференции ЮНЕСКО в Белграде в 1980 году. Однако столкнувшись с критикой со стороны монополистов-сторонников свободного обмена информацией и трансформацией системы международных отношений, вызванной распадом ОВД и СССР, внимание к проблемам институционализации глобальной коммуникации существенно снизилось, несмотря на сохранение запроса на установление общих правил игры. Как следствие, в качестве ответной реакции наблюдается фрагментация мирового коммуникационного порядка и формирование локальных коммуникационных режимов. Это обусловлено проблемами государственных интересов, национальной безопасности, суверенитета и геополитическими интересами акторов.

В докладе Юрий Тихонов указал на основные проблемы исследования формирующихся коммуникационных режимов. Это пределы фрагментации и определение непосредственно наличия коммуникационного режима. Исходя из исследования проблемы можно выделить формирование страновых, региональных (внутристрановых) коммуникационных режимов, а также коммуникационных режимов на уровне интеграционных объединений и сфер влияний государств с потенциалом глобального или регионального лидерства.

Соотношение границ коммуникационных режимов, степень их взаимопроникновения, автономности и влияния друг на друга, как и определение факта наличия коммуникационного режима требуют дальнейшего изучения и формирования критериев, на основе которых то или иное пространство можно будет считать организованным в рамках коммуникационного режима того или иного уровня.

В конце своего выступления молодой ученый предложил следующие критерии определения странового коммуникационного режима, как формирующегося в рамках наиболее устойчивой формы организации общества:

1) наличие нормативно-правового регулирования, регулирующего сферу информации;
2) технический потенциал;
3) равномерное влияние режима вне зависимости от удаления от центра к границам в рамках государственной территории;
4) степень альтернативности, соотношение национальных СМИ и доступности альтернативных (в т.ч. иностранных) источников информации;
5) степень автономности режима и участие государства в интеграционных объединениях и его роль.

После окончания доклада Юрий Зосимович Шарков дал свою оценку и рекомендации по работе. Помимо указанных автором доклада признаков страновых коммуникационных режимов Ю. З. Шарков выделил еще национально-этнические признаки, религиозно-конфессиональные, социальные нормы. И подчеркнул, что о социальных нормах нельзя забывать. Ведь во многих странах именно социальные нормы диктуют формы коммуникаций. А правовая основа идет следом, закрепляя существующие социальные, национально-этнические, клановые и другие порядки.

Рассматривая теории западных специалистов необходимо не забывать и о теориях, которые разрабатываются в нашей стране. Например, «Международная академия коммуникологии», которую возглавляет и является ее основателем Юрий Зосимович Шарков стала смело критиковать в своих международных публикациях, в том числе и на английском языке, американскую коммуникалогию. Американцы проанализировали и внесли в коммуникалогию все, что есть. Даже социолингвистику включили. Конечно, язык — основа взаимодействия между людьми и странами. но это лишь одна бесконечно малая часть коммуникалогии. И только спустя время западные специалисты признали, что в обосновании коммуникалогии как во всеобъемлющем направлении приоритет сохраняется за Россией.

Михаил Асейкин представил свой доклад «Опыт анализа структуры и типологии региональных коммуникационных режимов (на примере Республики Татарстан)».

В нем автор в первую очередь дал определение региональному коммуникационному режиму. Это управляемая система формальных и неформальных норм, правил, традиций,
акторов и инструментов, обеспечивающих коммуникации внутри региона.

Внутренний контур регионального коммуникационного режима в достаточной степени зависим от соответствующего странового коммуникационного режима, поскольку, ключевым актором, устанавливающим границы самостоятельности, является федеральный центр. Внешний контур регионального коммуникационного режима, регулируемый системой норм, принятых как на федеральном, так и на международном уровнях, образован тремя линиями коммуникации:
− «регион — регион»
− «регион — федеральный центр»
− «регион — иностранное государство».

Основываясь на этимологической характеристике понятия «режим», автором была составлена типология по степени управляемости регионального коммуникационного режима, включающая в себя типы режимов с низкой, средней и высокой степенями управляемости.

Непосредственно методика анализа региональных коммуникационных режимов состоит из следующих разделов:
− институционализация региональных коммуникационных режимов
− взаимодействие основных акторов региональных коммуникационных режимов
− характеристики региональных коммуникационных режимов.

В ходе верификации методики анализа, на первом его этапе, автором была описана институциональная составляющая коммуникационного режима Республики Татарстан, образуемая в свою очередь нормами, правилами, сложившимися традициями, для изучения которых был проведен анализ социокультурных особенностей в контексте соответствующего регионального коммуникационного режима, значимыми акторами.

На этапе изучения технологий, механизмов взаимодействия основных акторов коммуникационного режима республики автором был проанализирован рейтинг цитируемости СМИ Татарстана с выделением учредителей, составлена матрица соответствующих СМИ. Были проанализированы цели и задачи Общественной палаты Республики Татарстан, общественных советов при министерствах, государственных комитетах, ведомствах Республики Татарстан, общественных советов муниципальных образований Республики Татарстан. Дополнительно были изучены функционирующие в Республике Татарстан системы (ГИС РТ «Народный контроль», система мониторинга социальных сетей «Инцидент менеджмент») и сервисы коммуникации власти и общества (опросы, ГИС РТ «Народный инспектор», центр управления регионом).

Автором также была описана структура коммуникации власти и общества в Республике Татарстан с выделением соответствующих акторов, разделенных по категориям и подсистемам и сделан вывод, согласно которому в акторной конфигурации регионального коммуникационного режима присутствуют пересечения.

Для составления комплексной характеристики коммуникационного режима Республики Татарстан на основании проведенного анализа были оценены степень жесткости осуществляемого органами власти контроля, уровень цензуры, возможности работы в регионе альтернативных СМИ, открытость системы политической коммуникации «власть-общество».

По результатам анализа в соответствии с принятой типологией по степени управляемости коммуникационный режим республики был отнесен к типу режима с высокой степенью управляемости.

Комментируя услышанный доклад Юрий Зосимович Шаров сказал, что был проработан огромный эмпирический материал. И это дает пищу для рассуждений и выводов. Так же было высказано, что необходимо проанализировать, каким образом региональный коммуникациолнный режим вписывается в страновой коммуникационный режим Российской Федерации.

Юрий Зосимович подчеркнул, что это очень серьезная работа. В ней, в основном, используются результаты полевых и аналитических исследований. Но на основе этих исследований может быть подготовлен серьезный теоретический трактат.

Доклад Марии Звоновой был посвящён дружественности как характеристики странового коммуникационного режима (на примере российско-эстонских отношений). Определение и оценка «дружественности» в контексте анализа страновых коммуникационных режимов не был ранее предметом научного осмысления. В докладе наряду с термином «дружественность» были проанализированы синонимичные понятия — «союзничество», «добрососедство» и был сделан вывод, что «дружественные» отношения являются шире и многограннее, чем если мыслить в рамках союзнических отношений. «Дружественность» синонимично с понятием «добрососедство», однако не ограничено территориальным подтекстом.
«Дружественность» страновых коммуникационных режимов, по мнению автора, включает в себя следующие характеристики:
01
взаимную благожелательность; способствование развитию обменов и сотрудничества в разных областях (культуры, образования, информации, туризма, спорта, права и пр.); добрососедские отношения (с граничащими странами)
02
не применение экономических и иных способов давления
03
отсутствие барьеров в коммуникации
При разработке методики анализа коммуникационного режима по степени дружественности автор подчёркивает, что межстрановая коммуникация подразумевает всегда, как минимум, два взаимодействующих друг с другом субъекта. Степень дружественности коммуникации субъекта, А по отношению к субъекту Б может отличаться от степени дружественности Б по отношению к, А в той или иной анализируемой сфере и необходимо исследовать их по-отдельности.

Оценивать степень дружественности межстрановых коммуникационных режимов можно в различных сферах общественной жизни: гуманитарной, политической, бытовой, СМИ, бизнесе и пр. В рамках пилотного исследования автор подробнее остановился на оценке дружественности межстрановых коммуникационных режимов в сфере образования на примере российско-эстонских отношений. В частности, в рамках пилотного исследования был разработан спектр дружественности коммуникационного режима в виде шкалы с шестью основными делениями от враждебного до дружественного, каждая оценка обладает своей характеристикой. Также была разработана универсальная таблица степени дружественности коммуникации страны, А к стране Б в сфере образования, где предлагается оценить характеристики таких категорий как: «документы, двусторонние соглашения», «школы», «университеты», «визовый режим», «НКО, организации, форумы», «государственная и местная политика международного сотрудничества в сфере образования».
При имплементации оценки степени дружественности коммуникационного режима на эстонско-российские отношения, автор пришёл к выводу, что в блоке критериев, связанных со средним и высшим образованием, коммуникация Эстонии к России и России к Эстонии (чуть в большей степени) тяготеет к «скорее дружественным, чем не дружественным» отношениям. Визовый режим как Эстонии к России, так и России к Эстонии находится на отметке «потенциально недружественный», ввиду процедурных сложностей и ряда ограничений. Особый интерес вызывает анализ дружественности государственной и местной политики в сфере образования, где коммуникация Эстонии к России была признана «скорее враждебной, чем не враждебной» в связи с недружественной позицией Полиции Безопасности Эстонии в выпускаемых ежегодниках (Aastaraamat), где особую роль отводит «пропагандистским, раскольническим» действиям России по привлечению граждан Эстонии и соотечественников для учёбы. Также на оценку критерия повлияло недавнее безосновательное объявление МИДом ЭР персоной нон-грата российского дипломата, занимавшийся вопросами образования и культуры.

Тем не менее, местная политика Таллина по отношению к России в сфере образования является дружелюбной, что подтверждает усилия местных властей.

В своем комментарии к докладу Юрий Зосимович Шаров акцентировал внимание, что коммуникативные режимы сильно зависят от политического сотрудничества между странами. Взять, к примеру, Беларусь. По всем аспектам в последние годы отношения Беларуси к России и России к Беларуси примерно одинаковые. Юрий Зосимович указал на некорректность приведенных в докладе классификаций. И порекомендовал делать классификации по ровным основаниям, куда ложатся одинаково значимые факторы.
ИТОГИ
НИИРК
После обсуждений докладов и ответов на вопросы Валентина Вячеславовна Комлева подвела итоги семинара и дала свою оценку работам молодых ученых. Все выступления были очень разные. Доклад Юры — это глубокий теоретический подход и совершенное владение историей вопроса. А свободное апеллирование информацией в теоретико-методологической базе пригодится и для всех остальных.

По мнению Валентины Вячеславовны, эмпирические данные Маши и Михаила вызывают большое уважение. Ведь попытка все это систематизировать и типологизировать — серьезный и глубокий подход.